Л.Берлинская, Квартет им.Бородина, Г.Ковалевский. Глинка
  1. Разлука
  2. Хор дев из оперы «Руслан и Людмила»
  3. Мазурка
  4. Вариации на русскую песню «Среди долины ровныя»
  5. Ноктюрн (из коллекции В.П.Энгельгардта)
  6. Новые контрдансы
  7. Баркарола
  8. Полька
  9. Мазурка
  10. Вальс
  11. Трехголосная фуга
  12. Воспоминание о мазурке
  13. Прощальный вальс

          Большой секстет

  1. Allegro
  2. Andante
  3. Finale

                                                                Л.Берлинская — фортепиано
                                                                Г.Ковалевский — контрабас
                                                                Квартет им. А.П.Бородина


     Основоположник русской классической музыки Михаил Иванович Глинка (1804-1857) по праву занимает место в ряду величайших гениев России и в пантеоне классиков мировой культуры.
     Главные его творения — народная героико-патриотическая трагедия «Иван Сусанин» и фантастическая, лирико-эпическая опера-сказка «Руслан и Людмила» — определили те пути, по которым вслед за Глинкой пошли Даргомыжский и Серов, Мусоргский и Римский-Корсаков, Бородин и Чайковский. В его симфонических произведениях — в знаменитой фантазии на две русские темы «Камаринская», в испанских увертюрах «Арагонская хота» и «Ночь в Мадриде» — лежит начало отечественной симфонической музыки. С романов Глинки, таких как «Я помню чудное мгновенье», «В крови горит огонь желания», «Как сладко с тобою мне быть», «Не пой, красавица, при мне...», «Сомнения», «Не искушай меня без нужды», начался и золотой век русского романса.
     Фортепианные сочинения Глинки известны гораздо меньше, они относятся преимущественно к жанру миниатюры, но их достоинства и значение для русской музыки неоценимы. Они рождались как естественный отклик талантливого юноши на художественную атмосферу окружающей среды. Жизнь русских аристократических салонов и русских поместий начала XIX века была богата музыкальными впечатлениями. Яркие следы этого повседневного бытового музицирования во множестве имеются в нашей литературной классике: «То флейта слышится, то будто фортепьяно» — в самом начале «Горя от ума»; письмо, которое Городничий читает чиновникам в первой картине «Ревизора», заканчивается сообщением о том, что «Иван Кириллович очень потолстел и все играет на скрипке...», а барышни в русских романах мечтают о балах под звуки помещичьих крепостных оркестров.
     В этой-то обстановке и рождались фортепианные вальсы, польки, мазурки, контрдансы, ноктюрны Глинки. Однако в отличие от полулюбительских салонных сочинений его современников, миниатюры Глинки — это шедевры, подобные, например, менуэтам, вальсами и лендлерам Шуберта. Именно для фортепиано был первоначально написан Вальс-фантазия, от которого ведет свою родословную вся русская симфоническая вальсовая стихия вплоть до Чайковского, Глазунова, Прокофьева, Шостаковича, Хачатуряна. В вариациях для фортепиано формировалась богатейшая вариационная техника, на основе которой возникла позднее гениальная «Камаринская». Фортепианные сочинения на итальянской вокальной кантилены, — опыты, столь важные для будущего оперного стиля Глинки. Наконец, для фортепиано были написаны фуги Глинки, в которых он, по собственным его словам, стремился «сочетать узами законного брака» немецкую полифонию и русских народную песню. Здесь — истоки полифонических работ отечественных мастеров от Глазунова и Танеева до Мясковского, Шостаковича, Щедрина.
     Стиль фортепианной музыки Глинки — радостно-легкий, прозрачный, то виртуозно-блестящий, то пленяющий наивным изяществом простоты — неотделим от его собственного исполнительского стиля и от его взглядов на фортепианное искусство. Учителями Глинки были музыканты, приверженные традициям классического пианизма конца 18-ого — первой части 19-ого вв.: Джон Фильд, у которого Глинка взял, правда, всего три урока, и его ученики, среди которых наибольшее влияние оказал на юного музыканта Карл (Шарль) Майер.
     «До сих пор помню его сильную, мягкую и отчетливую игру, — писал Глинка о Фильде десятилетия спустя. — Казалось, что он не ударял по клавишам, а сами пальцы падали на них подобно крупным каплям дождя и рассыпались жемчугом по бархату. Игра Фильда часто смела, капризна и разнообразна, но он не обезображивал искусство шарлатанством и не рубил пальцами котлет, подобно большей части новейших пианистов» (камушек в огород виртуозов листовской школы).
     Принципам этого классического, долистовского пианизма Глинка оставался верен и в своем исполнительстве, и в своих произведениях. Даже в самых бравурных и мощных фортепианных пассажах в таком масштабном сочинении как «Большой секстет» (1832), добиваясь яркой силы и великолепного блеска, он никогда не допускает массивной тяжеловесности или грубости звучания. Его идеалы — отчетливость, ясность, гармоничность, совершенство.
     Известная русская пианистка, живущая в Париже, Людмила Берлинская, родилась в потомственной семье музыкантов. Сразу по окончании Московской консерватории (кл. ф-но проф.Михаила Воскресенского) она начала концертную деятельность (в СССР, Франции, Англии, ФРГ, Японии, Италии, Португалии, Венгрии, Голландии, Бельгии, Испании и т.д.). Дважды участвовала в международных конкурсах камерной музыки и оба раза завоевывала по две премии: Гран-при и премию за лучшее исполнение французской музыки в Париже (1985) и Гран-при и премию «Лучшему пианисту» в Венеции (1989). Успешно снималась в кино. Лауреат французской премии «Леонардо» (1995). Выступает как солистка и в ансамблях с выдающимися музыкантами: Святославом Рихтером, Мстиславом Ростроповичем, Юрием Башметом, Виктором Третьяковым, квартетом им. Бородина и др. Участвует в различных международных фестивалях, в середине 1990-ых годов основала в Париже фестиваль «Русский музыкальный салон» под покровительством мадам Ширак.
     Замечательный контрабасист, солист и один из основателей Камерного оркестра «Виртуозы Москвы», Григорий Ковалевский известен как музыкант широчайшего стилистического диапазона — от Барокко до Авангарда. Блестящий виртуоз и великолепный ансамблист, Григорий Ковалевский постоянно выступает с лучшими камерными коллективами, в частности, с Квартетом им. Бородина он многократно исполнял шедевры русской и зарубежной классики.
     Государственный Квартет им. Бородина, внесенный в Русскую книгу рекордов Гиннеса как старейший отечественный камерный ансамбль, возник осенью 1944 года и уже давно завоевал славу лучшего струнного квартета мира. Искусство Квартета им.Бородина — особая глава в истории русской музыкальной культуры. Исключительно заслуги квартета в пропаганде музыки 20 века, особенно произведений Шостаковича, Прокофьева, Мясковского, Шебалина, Вайнберга, Б.Чайковского, Шнитке. Роль и значение этого ансамбля не ограничиваются, однако, только исполнительством. По инициативе старейшего участника квартета — В.А.Берлинского — был учрежден первый в стране Международный конкурс струнных квартетов имени Д.Д.Шостаковича, Квартет постоянный участник Сахаровского фестиваля в Нижнем Новгороде. Словом, как сказал один из рецензентов, «о Квартете имени Бородина надо писать не газетной прозой, а стихами».

Манашир Якубов


<< К списку композиторов и исполнителей
<< На страницу раритетов